0
0
Корзина
Очистить корзину
Итого:
0
Перейти к оформлению
Купить в 1 клик
Ваша корзина пуста.

“Удобно ли сидеть на расческе!?“

“Удобно ли сидеть на расческе!?“

Проект одного из руководителей Бюро "А-Б" Андрея Савина появился еще 12 лет назад, но именно в прошлом году он попал на конкурс «12 стульев», организованный весной в рамках фестиваля «Под крышей дома — 2010». Там-то автор и получил от торговой компании TeakHouse, поддержавшей конкурс, сертификат на реализацию проекта арт-сидений.

Как понятно из названия, компания работает с тиком, точнее с мебелью, предметами и элементами интерьера, произведенными из этой породы дерева. Соответственно из тика сделаны теперь и Савинские стулья. Придумка архитектора оказалась весьма подходящей для демонстрации разнообразных положительных свойств этого материала, отличающих его от других пород дерева, вроде того же бука, из которого архитектор сделал конкурсный прототип одного из стульев.

Один из журналистов, освещавших фестиваль, сравнил стул от Арт-Бля с гигантской расческой с загнутыми зубчиками. Концепция заключалась в том, что есть некая длинная доска, которая расщепилась и ее части стали по-разному изгибаться. В результате получилось 2 стула: с высокой и стандартной спинками, а также 2 разновидности шезлонгов. Все весьма изящные и артистичные, воспринимаемые не только с утилитарной точки зрения, но и как арт-объекты — принципиальность этого момента, заявлена в авторской пояснительной записке.

Но вернемся к технологии и материалу, важным свойством тика, упоминаемым куда реже, чем малая гигроскопичность, но пригодившимся в реализации архитекторского замысла стала изначальная большая высота ствола, позволяющая делать действительно длинные элементы. В частности, для большего из описываемых стульев потребовалась доска около 3-х метров. Поскольку ножки всех предметов должны пружинить под весом человека, то полезным качеством для конструкции стула стало сочетание повышенной жесткости (за что тик ценят и строители, и резчики по дереву) с одновременной пластичностью, возникающей за счет сильной масленистости дерева. Впрочем, здесь есть хитрость: каждая гнутая деталь стула — клееная в продольном сечении. Это одновременно улучшает прочность на изгиб и позволяет решить проблему ограничения толщины доски, пригодной для гнутья — другая сторона повышенной плотности тиковой древесины. Таким образом, каждая планка набрана из восьми дощечек толщиной 10 мм, и у торцевых сторон появляется дополнительный рисунок. Он отвечает линейной структуре стула в целом и дает визуальное представление о том, как устроено сидение.

Заказ на реализацию авторской концепции был размещен у одного из российских мастеров, работающих сейчас в Индонезии, главной родине тика. Решение о работе с конкретным мастером, а не с большим производством, поставляющим свои коллекции в салоны, было связано со сложностью проекта. Мало того, что ширина планок не унифицирована, так под каждый криволинейный элемент потребовалось сделать отдельный шаблон, по которому затем доски изгибали на пару.

Это примечательная особенность тика, удваивающая экологичность произведенной из него мебели, которая и так, не просто натуральна по материалу, но и обработана исключительно натуральными маслами и восками. Материал оказывается столь долговечен, что в странах, где растет тик, даже принято разбирать ставшие ненужными тиковые лодки, дома, причалы и другие сооружения, дабы применять, естественным образом просушившийся, а значит, более стабильный материал вторично. Это служит дополнительной причиной, кроме самой красоты и многообразия изделий, для художников различных фильмов, чтобы использовать тиковую мебель в своих декорациях. А ее можно обнаружить, как в американском «Секс в большом городе», так и в российском «О чем говорят мужчины».